Нарушение воображения в психологии

Нарушение воображения в психологии

Расстройства воображения.

Воображение — познавательный психический про­цесс создания нового образа (представления) предмета или ситуа­ции путем перестройки (преобразования) имеющихся у человека представлений. Воображение как своеобразная форма отражения действитель­ности осуществляет мысленный отход за пределы непосредственно воспринимаемого, способствует предвосхищению будущего, «оживляет» то, что было ранее.

Некоторые расстройства психики своим возникновением иногда обязаны чрезмерной мнительности, впечатлительности и живому воображению больного. Часто непосредственным поводом для та­кого заболевания является неправильно понятое слово врача. Паци­ент здесь воображает, что он заболел опасной болезнью и у него даже «появляются» соответствующие симптомы. Такие болезни, ко­торые возникают под влиянием неосторожного слова врача, приня­то называть ятрогенными заболеваниями. Сила ятрогенных воздей­ствий врача возрастает при авторитарном, директивном стиле его отношений с больным.

Ятрогении (от лат. iatros—»врач») (Вцтке О., 1925)—общее назва­ние, обозначающее психогенные расстройства у больного вслед­ствие неосторожных, ранящих больного слов врача (собственно ятрогения) или его действий (ятропатия), медицинской сестры (соророгения, от лат. soror — сестра), других медицинских работни­ков. Пагубные самовлияния, связанные с предубеждениями по отно­шению к врачу, страхи перед медицинским обследованием, могут так­же привести к подобным расстройствам — эгогения (Лакосина Н.Д., Ушаков Г.К., 1976). Ухудшения в состоянии больного под влиянием нежелательных воздействий других больных (сомнения в правильности диагноза, лечения и т.п.) обозначают термином эгротогения (от aegrotus—больной, Либих С.С., 1975). Еще в 193 7 г. отечественным психологом и психотерапевтом К.К. Платоновым описывались дидактогении — психогенные расстройства у учащихся, связанные с неосторожными высказываниями учителя.

Патологические формы воображения и их оценка

В клинической практике врачу нередко приходится встречаться с больными, у которых психопатологическая симптоматика может от­носиться как к нарушениям пассивного, так и активного воображе­ния. Однако замечено, что все эти нарушения чаще встречаются у лиц с особым психическим складом, отличающихся чертами инфан­тилизма и признаками чрезмерной возбудимости воображения с наклонностью к выдумкам и фантазированию. Еще в 1905 году эти личностные особенности описывались французским психиатром Эрнестом Дюпре (1862-1921) как «мифоманическая конституция».

Патологические формы пассивного воображения. В психиатри­ческой и общесоматической клинике оценка особенностей пассив­ного воображения чаще всего требуется у больных при различных видах снижения уровня бодрствования и состояний помрачения со­знания, а также при нарушениях сна в связи со сновидениями.

Онейроид — сновидное, грезоподобное помрачение сознания, наблюдающееся в результате травм черепа, острых инфекционных заболеваний с лихорадкой, интоксикацией или при некоторых разно­видностях острой шизофрении. При этом у больного резко активизи­руются процессы воображения, причем создаваемые им образы «визуализируются» в виде калейдоскопических фантастических ви­дений, напоминающих псевдогаллюцинации.

Ониризм — больной перестает ощущать различия образов вооб­ражения в сновидениях с реальностью. При этом увиденное во сне может не восприниматься с должной критической оценкой утром. Иногда при этом и днем у больного возникают яркие сновидные образы, стоит только ему закрыть глаза. Иногда такие видения быва­ют и при открытых глазах — грезы по типу сна наяву или сна с откры­тыми глазами. У психически здоровых лиц последнее может отме­чаться при ослаблении деятельности сознания — в полудремотном состоянии или в состоянии аффекта.

Галлюцинации воображения (Dupre Е.,) — разновидность психо­генных галлюцинаций, фабула которых вытекает из аффективно значи­мых и длительно вынашиваемых в воображении идей. Особенно легко возникает у детей с болезненно обостренным воображением.

Бред воображения (Dupre Е., Logre J.B., 1914) — является вариантом бредообразования, который вытекает из склонности к фантазированию у лиц с мифоманической конституцией. Возникает остро — по «ин­туиции, вдохновению и озарению». Восприятие не нарушено, больной полностью ориентирован относительно места и собственной личности.

Сновидные эпилептические приступы (Ducoste, 1889) — сновидения с преобладанием красного цвета, сопровождающие или заменяющие (экви­валенты) ночной эпилептический припадок. Они всегда стереотипны — с видением угрожающих образов в виде чудовищ, химер и частей собствен­ного тела. В дневное время такие сноподобные состояния (Jackson J.H.,1870) могут быть предвестниками (аурой) припадка при ви­сочной эпилепсии, однако при этом все же преобладают явления дереализации, феномены «уже виденного» и «никогда не виденного», «насильствен­ные» (не подавляемые усилием воли) фантастические представления.

Патологические формы активного воображения. Главным при­знаком расстройств активного воображения является нарушение критичности к его продуктам и (или) их применению. Чаще всего в клинической практике врачу приходится сталкиваться с феноменом патологической лживости у ряда больных — фантастической псевдологии. Она выражается в том, что чело­век начинает искренне верить в созданные им самим фантазмы (фантастические идеи и образы). Этот феномен описан еще в 1891 году А. Дельбрюком как «ложь без нужды с убежденностью в правдивости высказываемой лжи». В современном понимании псевдология рассматривается в двух основных вариантах.

1. Фантазмы психотические, где воображаемое субъективно бо­лее устойчиво принимается за истину (например, как при конфабуляциях), и оно может переходить в целые сюжетные псевдологии и даже бредоподобные фантазии. Такие расстройства более характер­ны для различных органических заболеваний мозга с грубыми нару­шениями памяти (прогрессивного паралича, сифилиса мозга, травм), а также эпилепсии и шизофрении.

2. Фантазмы непсихотические, где псевдология является сочета­нием двух видов фантазирования: «для себя» («бегство» в мир мечты от действительности) и «для других» (повышение собственной при­влекательности), т.е. обладает как свойствами механизмов психоло­гической защиты, так и свойствами «манипуляционных механизмов» другими людьми (Якубик А., 1982).

Непсихотические фантазмы как разновидность псевдологии осо­бенно часто встречаются у лиц с истерическими психопатическими наклонностями и «мифоманической конституцией». При этом такой человек, как и всякий лгун, знает, что он лжет. Однако эта ложь патоло­гическая — она отличается от обычной тем, что чаще всего бывает явно нецелесообразной, и больной понимает всю ее бесполезность, но противостоять своей потребности лгать не может. Псевдологи, в отличие от обычных истерических психопатических личностей, более активны и в стремлениях воплотить в жизнь свои фантастические по­строения, поэтому они чаще вступают в конфликт с законом. Лжи­вость при этом заслоняет у них все остальные личностные черты.

Патологическую наклонность к вымыслам и лжи с детского воз­раста психиатры обычно рассматривают как проявление частичного инфантилизма. Таким личностям не хватает устойчивости, зрелости воли и суждений. Привязанности их неглубоки, так как любят они только себя. Им чуждо чувство ответственности и долга. Параллель­но с созреванием личности эти психопатические проявления посте­пенно стихают. К возрасту 40 лет такие явления наблюдаются редко.

При оценке «патологичности» псевдологии у детей и подростков (детская лживость) следует учитывать возрастные особенности ста­новления воображения. Ребенок получает возможность полностью от­делить свои мечты, детские фантазии от реальности только к подростко­вому возрасту. Если период активного детского воображения (4-7 лет) по каким-либо причинам затягивается, то детская лживость постепенно может приобрести социально значимый и даже патологический харак­тер, особенно в тех случаях, когда она становится постоянным орудием жизненной удачи. Это постепенно становится фактором деформации личности, патологического личностного развития.

У здоровых детей фантазии отличаются подвижностью и связаны так или иначе с реальностью. Патологические фантазии чаще всего дос­таточно стойкие, оторванные от реальности, причудливые по содержа­нию и сопровождаются поведенческими нарушениями.

В дошкольном возрасте (чаще в возрасте 3-5 лет) у родителей детей иногда возникают тревоги по поводу затянувшегося игрового перевоплощения ребенка в образ какого-либо персонажа сказки или даже в неодушевленный предмет. Такие случаи требуют консульта­ции специалиста, так как они могут быть проявлением элементарных форм деперсонализации и нередко на смену им приходят иные психи­ческие нарушения (типа симптома психического автоматизма при ши­зофрении).

В других случаях в играх ребенка начинают доминировать манипу­ляции, с предметами неигрового назначения — чашки, веревочки, бутылочки. Попытки родителей отвлечь ребенка от игр с таким «люби­мым» предметом безуспешны, здесь уже в фантазировании ребенка ус­матриваются или элементы сверхценности и (или) измененности сферы влечений.

Настораживающими в плане возможности психического расстрой­ства у ребенка являются случаи стойкого фантазирования садисти­ческого содержания и патологические фантазии типа самоогово­ров. Последний тип фантазирования чаще встречается в подростковом возрасте — у мальчиков это обычно «признания» в каких-либо ограбле­ниях или участии в шпионской деятельности, а для девочек типичны самооговоры сексуального содержания.

Контрольные вопросы:

  1. Какие расстройства наблюдаются вследствие чрезмерной мнительности больного?

  2. Назовите формы нарушений активного и пассивного воображения.

  3. Какие возрастные особенности ста­новления воображения следует учитывать при оценке псевдологии у детей и подростков?

>Фантазия – психология

Что такое фантазия?

В психологии под фантазией принято понимать деятельность психики, связанной с воображаемыми, нереальными представлениями. Это, можно сказать, импровизация нашего мозга. Сразу стоит оговориться, что понятия фантазии и воображения хоть и очень близки по значению, но не являются одним и тем же. Если воображение оперирует чем-то или кем-то реальным, то фантазия основана на нереальных, полностью выдуманных представлениях. Например, представление себя на фоне статуи Свободы – это воображение, даже если вы никогда не были около нее. А вот представление себя летящим на клювокрыле к статуе Свободы – это уже фантазия.

Многим кажется, что фантазию, как и воображение, нужно развивать лишь детям, чтобы адекватно адаптироваться к окружающей действительности. Но это не совсем так. Любая нереальная мечта движет человеком и позволяет ему создавать нечто новое. Только благодаря фантазии изобретатели явили миру лампочку, телевизор, машины и все остальные достижения человеческой мысли. Только благодаря ей у нас есть музыка, литература, кинематограф, фотография и т.д. Все созданное руками и мыслями человека когда-то было всего лишь чьей-то неосуществимой, казалось бы, фантазией.

Как развить фантазию?

Способов, как развивать фантазию, много. Не нужно бояться пробовать различные методы и упражнения, поскольку лишними они точно не будут, особенно когда нечем заняться. Интересное времяпрепровождение они гарантируют всем фантазирующим. Все методы подходят для малышей и для взрослых. Однако родителям следует помнить, что ребенок не должен полностью погружаться в свои фантазии, иначе это помешает ему контактировать с реальными окружающими, а также представления малыша не должны граничить с бредом, хотя в этом вопросе категории достаточно условны.

Игры как способ развития фантазии.

Для развития фантазии полезны упражнения, провоцирующие на придумывание чего-то нестандартного.

Например, упражнение «Стул» (или «Тумбочка», или «Степлер», это не так важно). Участникам нужно придумать как можно больше применений соответствующему предмету, причем такие применения как «посидеть» или «отдохнуть» должны отбрасываться сразу. А вот варианты «сделать пушку» или «отгонять пришельцев» вполне подойдут.

Еще одно подобное упражнение заключается в придумывании способа создания того или иного предмета. Например, стул можно сложить из монеток, слепить из растаявших шоколадных конфет и т.д.

На бумаге можно нарисовать одинаковых или разных закорючек, кружков, треугольников. Играющие должны дорисовать каждую из этих фигур до чего-то законченного.

Использование словесных упражнений.

Такие упражнения бывают самые разные. Кстати, их можно придумывать самим.

  • Соединение частей слов. Например, берем половинки от слов «розетка» и «телевизор» и получаем: «розевизор». А дальше этому «розевизору» нужно придумать описание, назначение и небольшую историю. Такие упражнения хороши тем, что не вызывают никаких подсознательных мысленных реакций – получается абсолютно новое понятие.
  • Оглаголивание существительных. Если взять два предмета и один из них сделать действием, то можно получить различные интересные словосочетания: «диванить телефон» или «телефонить диван», «нитить ковер» или «коврить нить» и т.д. И это еще не все – потом нужно описать все эти странные на слух действия.
  • Соединение образа одного предмета и действия другого. Берем два предмета, например, телефон и кружку. Представляем действие одного и другого: по телефону мы звоним, а из кружки пьем. Соединяем действие с образом: «телефон пьет из кружки» или «кружка звонит по телефону». Благодаря таким абсурдным предложениям развивается фантазия, ведь дальше нужно придумать целую историю: кому звонит кружка и почему телефон вдруг захотел пить.

Творческая деятельность.

Даже если уроки труда в начальной школе давно закончены, рисование никогда не было любимым предметом, а процесс написания стихов всегда заканчивался, толком не начавшись, из-за вечно отсутствующей музы, иногда можно сделать что-то творческое. Вместе с ребенком или самостоятельно надо взять краски, кисти и начать рисовать. Рука сама создаст нечто на листе бумаги. Если получится что-то загадочное или нереальное, можно затем придумать историю про героя рисунка. Точно также можно лепить, шить, писать сочинения, песни или стихи, играть на гитаре, подбирая аккорды на слух.

Воображаемый друг.

Почти у всех малышей был воображаемый друг. Это могло быть какое-то животное, сказочное доброе чудовище, воображаемый ребенок или взрослый. Вместе с ним малыш мог придумывать какие-то игры, спасаясь от лени, разыгрывать ситуации, совершать целые путешествия. Почему бы и взрослым не придумать себе кого-то, с кем не стесняясь можно нафантазировать самых небывалых чудес? Чтобы это было еще и полезно в реальной жизни, можно наделить своего воображаемого приятеля качествами, которых нет у самого взрослого, и советоваться с ним, как поступить в той или иной ситуации. Это будет более объективный взгляд на ситуацию со стороны, что в некоторых случаях очень помогает.

>Найдено 5 определений термина ФАНТАЗИЯ

Показать:

Время:

Почему взрослому человеку тяжело заставить работать свое воображение?

Для начала разберемся, что такое воображение и почему у многих людей его нет. Итак, что же означает это слово?

Воображением называется способность человека генерировать в своем сознании различные образы, идеи и представления. Оно бывает активным, когда вы специально что-то представляете, а бывает пассивным, то есть неосознанным.

Например, если вы почувствовали голод, и ваш мозг сразу выдал картинку аппетитного бургера или жареного мяса – подключилось воображение; если вы просматривали фото из отпуска и вспомнили, как хорошо было лежать на пляже – сработало оно же.

Таким образом, если человек говорит, что у него нет воображения, то это совсем не так. Эта способность есть у каждого, но развита она по-разному. И как любую другую способность или навык, воображение можно развить.

Активнее всего данная способность проявляется у маленьких детей, подростков и юношей. Именно в эти периоды жизни мы познаем мир, мечтаем, строим грандиозные планы. С возрастом человек обычно углубляется в определенные мысли, учебу, работу, обращает внимание лишь на реальные вещи и насущные проблемы.

И если вы являетесь не творческим человеком, у которого вся жизнь связана с образами, а серьезным программистом или менеджером продаж, то придумывать яркие идеи с каждым годом становится все сложнее. Человек начинает думать стереотипами и видит мир слишком буквально.

Следствием этого становятся скучные разговоры, неумение делать мир вокруг себя красивым и красочным. Как же с этим бороться?

Эффективные способы развития воображения у взрослых

На самом деле развить воображение не слишком сложно даже для взрослых людей. Далее будут перечислены различные техники и способы, которые помогут справиться с проблемой отсутствия активного воображения.

Главным условием успеха этих упражнений является открытость к экспериментам и отсутствие стеснения. Самые простые из них выполняются лишь в вашей голове, а значит, бояться ошибок не стоит – их никто не увидит. А те способы, которые предполагают взаимодействие с другими людьми, помогут вам не только развить воображение, но и весело провести время.

1. Активизируем «воображалку» с помощью визуализации

Пожалуй, визуализация является самым простым способом активизировать работу воображения и развить его. Суть этого упражнения заключается в детальном мысленном воспроизведении определенного предмета, места, действия.

Начинать нужно с малого: попробуйте внимательно рассмотреть лежащий на столе предмет, а затем закрыть глаза и представить его. Это может быть что угодно, например, книга или телефон.

2. Развиваем воображение, читая книги

Визуализация событий из книг тесно связана с предыдущим способом. Только здесь задача стоит сложнее – нужно удерживать в голове множество персонажей, образов, заставлять их двигаться и взаимодействовать. Постарайтесь не просто вчитываться в буквы и слова, усваивая определенную информацию, а генерировать целостную картинку.

Со временем чтение книг станет таким же увлекательным занятием, как просмотр фильмов… А может даже лучше! Ведь, читая книгу, можно не ограничиваться фантазией режиссера, а давать волю своему собственному воображению, а заодно развить его.

3. Играем в ассоциации

Ассоциативное мышление развито у большинства взрослых людей. Уж что-что, а представить оранжевый цвет при слове «апельсин» получится у каждого. Играя в эту игру с коллективом, можно не только повеселиться, но и повысить навык воображения.

4. Придумываем котопса и прочих неведомых зверушек

Откуда взялись названия медоеду и долгоносику? Их кто-то придумал! Причем, самым простым способом. Раз животное питается медом, значит назвать его надо медоедом, а ту птичку с длинным клювом – долгоносом.

Несмотря на то, что придуманные вами названия вряд ли войдут в учебники биологии, это занятие может быть очень веселым и увлекательным. Комбинирование различных слов и придумывание из них новых отлично поможет развить воображение не только у детей, но и у взрослых.

5. Приобщаемся к искусству

На самом деле этим способом пользуются все творческие люди, чтобы развить в себе те или иные качества. Если вам не хватает идей, вдохновения или воображения, отправляйтесь в картинную галерею или на выставку, смотрите фильмы и мастер-классы.

Наблюдайте, как это делают другие. Иногда из маленьких кусочков и идей может родиться гениальный авторский концепт. А уж если вы периодически будете наблюдать за творчеством любимых авторов, то собственные идеи тоже не заставят себя долго ждать.

См.также «Как развить правое полушарие: 6 результативных упражнений» Чаще всего, у людей с самого рождение лучше развито правое полушарие, однако, со временем лидирующие позиции занимает левая доля головного мозга. Именно левое полушарие ответственно за логическое и поэтапное мышление.

6. «Воображариум» в коробке

Помните губку Боба, у которого квадратные штаны? Любимым развлечением этого персонажа детского мультика было залезть в большую картонную коробку и играть с собственным воображением.

Вам залезать в коробку не обязательно, достаточно найти более-менее пустую комнату и представлять в ней самые. Позднее у вас получится представлять иную обстановку в совершенно любом месте!

>Найдено 20 определений термина Фантазия

Показать:

Время:

>
Воображение. Нарушения

Воображение

Воображение, или фантазия (гр. phantasia — воображение) — процессы преобразования структур прежнего опыта индивида в соответствии с его потребностями, желаниями и опасениями. Воображение затрагивает различные аспекты внутренней жизни: знание, навыки, планы, воспоминания, ожидания, оценки, ценности и др. В зависимости от объекта преобразования могут быть выделены разные виды воображения. Например, это воображаемый результат предстоящей деятельности, предполагаемая модель поведения в той или иной ситуации, символическое представление какого-то материального процесса, художественный образ, научная гипотеза и т. п. Воображение, по Л.С.Выготскому, есть способность индивида из известных элементов опыта создавать новые их комбинации под влиянием эмоций. Действительно, из 33 букв нашего алфавита и звуков речи созданы все тексты русской культуры, от древних летописей до первых слов младенца. О том же, но с несколько иным смысловым акцентом говорит и пословица «Из одного дерева лопата и икона».

В самом деле, речь в ней идет не о механических комбинациях бессмысленных знаков, а о разных сочетаниях значений, способных удивительным образом породить что-то новое, и низменное, и нечто возвышенное, чего нет в исходных элементах. Например, романы Ф.М.Достоевского и Книга рекордов Гиннесса — это столь же разные вещи, как тревога за судьбы людей и торжество по поводу их деградации. Роль продуктивной фантазии в конечном счете состоит в том, что она, опираясь на реальный опыт, только и делает возможным спасительный рост знания в той бездне неизвестного, какая окружает человека, в какой-то мере обеспечивает понимание ценности этого знания и способствует разумному его применению.

Развить воображение ребенка поможет психолог

В норме воображение — это преднамеренная и в известной степени осознанная активность личности, мотивированная потребностью в творчестве, поиске новых адаптивных стратегий поведения (копинг-стратегий). Данный вид воображения обозначается как активное воображение. Оно, по определению, представляет собой созидательный процесс, в конечном счете направленный на изменение действительности в интересах общества, культуры и отдельного человека. В этом смысле воображение рассматривается как наиболее характерная и важнейшая сторона интеллекта. Расстройство интеллекта в первую очередь проявляется именно ослаблением креативной способности и уж затем упадком способности адекватно использовать привычный опыт в повседневной жизни.

В зависимости от направленности процессов воображения различаются репродуктивная, актуальная и предвосхищающая его формы. Репродуктивное воображение состоит в переосмыслении прошлого опыта и тем самым в осознании и принятии личностью новых представлений о ценностях бытия. Уникальным итогом этого является такое качество личности, как разум или мудрость — понимание подлинного смысла различных событий, заключенного в реальных переживаниях минувшего. Кого прошлое ничему не учит, того не спасают ни острый ум, ни обширное знание. «Разум не велит, ума не спрашивай» — гласит на этот счет народная пословица. Актуальное воображение касается в первую очередь текущего опыта, осознания смысла происходящего в настоящее время.

Понимание этого смысла только и дает индивиду возможность контролировать настоящее, а не плыть по волнам обстоятельств в неизвестном направлении. Предвосхищающее воображение необходимо для структурирования будущего, осознания смысла того, что может произойти в будущем, что индивиду следует делать и от чего надо бы отказаться. Лишаясь этой способности, индивид выпадает из жизни, теряет перспективу, стремление к будущему, надежду, навсегда оставаясь в плену настоящего, а то и прошлого.

Продуктивным воображение может быть, как подчеркивалось, лишь в том случае, если оно опирается на знание реальности и служит обогащению имеющегося опыта.

Фантазирование необходимо человеку и в тех случаях, когда это компенсирует дефицит реальной информации. Например, некоторые представления человека о мире в прошлом, а быть может, и в настоящее время суть ошибки ума, мифы. Тем не менее те из них, которые не препятствовали познанию действительности, были полезны в психологическом плане, они, как минимум, порождали иллюзию контроля над происходящим, т. е. чувство безопасности. Таковы, например, легенды Древнего мира о сотворении мира, жизни, человека, души.

Фантазирование бывает нужным людям и для того, чтобы посредством неизбежных ошибок осознавать нереалистичность своих фантазий, ограничивать последние какими-то пределами. Фантазия как прихоть, каприз, причудливая выдумка может выполнять функцию игры, детского способа самопрезентации, и в этом также есть некая польза, если уметь ее извлечь. В английском языке такая незрелая фантазия определяется термином fantasy (в отличие от phantasy — воображения, воображаемого понятия).

Добавим, что эффективность воображения возрастает при условии интеграции опыта прошлого, настоящего и будущего. Лишь в этом случае настоящее становится мостом в будущее, а прошлое может быть переосмыслено с позиций будущего. Совершенно ясно, наконец, что индивид не может довольствоваться лишь плодами собственного воображения. Личное воображение может быть плодотворным только тогда, когда индивид способен усваивать коллективный созидательный опыт других людей, он тем самым как бы учится не только фантазировать, но и контролировать собственное воображение.

Существует пассивное воображение. В свою очередь оно разделяется на преднамеренное и непреднамеренное. Преднамеренное пассивное воображение имеет своим результатом временный уход от действительности и погружение в состояние мечтательности. Это может быть замещение травмирующих представлений прошлого, настоящего и ожидаемого другими, желаемыми или, по крайней мере, не столь тягостными. Индивид не мешает при этом невольному процессу формирования мнимых картин реальности и, может быть, даже ему способствует, если сознательно отгоняет свои мысли о чем-то плохом. Тем самым он получает возможность на некоторое время отвлечь свое внимание от негативных эмоций, необходимое для того, чтобы научиться принять происходящее в действительности. Такое воображение может быть полезным и для того, чтобы представить индивиду модели желаемого настоящего и будущего.

Иногда индивиду бывает необходимо освободиться от навязанных стереотипов мысли, чтобы почувствовать, что именно нужно ему, а не той роли, в которую он слишком уж вжился и тем самым утратил ощущение своей аутентичности. Таким образом, преднамеренное воображение может служить источником самопознания. Непреднамеренное пассивное воображение обнаруживает себя в дремотном состоянии индивида или в его сновидениях. Известно немало случаев, подтверждающих вывод о том, что оно является важным условием творческого процесса, не скованного текущими впечатлениями и косными привычками мышления. Пассивное воображение особенно часто является источником болезненных продуктов, таких, к примеру, как бред, ложные воспоминания и предвосхищения, отчего более предпочтительным считается другое его название — собственно фантазирование.

Роль сознательных усилий в процессах воображения бесспорна, хотя и неоднозначна. Нередко она бывает представлена в виде целенаправленного и методичного перебора всех возможных вариантов решения проблемы с целью найти наиболее адекватное. Это известно любому человеку в той мере, в какой он имеет опыт собственного творчества. Об этом же говорит творческий опыт выдающихся людей. Ч.Дарвин, например, создавал теорию происхождения естественных видов около трех десятилетий упорных исканий, преодолевая при этом не только объективные трудности, но и внутреннее сопротивление со стороны предрассудков своего времени. А.А.Иванов 20 лет работал над полотном «Явление Христа народу», написав при этом множество замечательных этюдов. Л.Н.Толстой, уже будучи признанным мастером слова, шесть раз заново переделывал роман «Война и мир», пока не понял, что текст готов и может быть обнародован.

Подлинные творения, свидетельствуют многие творческие люди, далеко не всегда рождаются в одночасье, в мимолетном порыве вдохновения. Иначе говоря, от замысла, опирающегося на какие-то факты и соображения, до его завершения следует долгий период осознанного выдвижения и проверки множества промежуточных гипотез. Кроме того, окончательный результат творческого поиска не может быть принят без того, чтобы к этому не были подготовлены структуры сознания.

Например, Ф.А.Кекуле в 1865 г. понял, что его сновидение, в котором он увидел кусающую себя за хвост змею, это и есть символ искомой формулы бензола только потому, что его сознание было к этому подготовлено настойчивыми размышлениями. Роль сознания при этом состоит, видимо, в том, что посредством его создаются некие новые понятия, каким-то образом меняются прежние, постепенно формируются более гибкие логические структуры. И только тогда решение проблемы вполне осознается, т. е. выливается в некие законченные словесно-логические формулы. Нередко это происходит посредством интуиции (лат. intueri — пристально, внимательно смотреть), т. е. внезапного и как бы непосредственного постижения истины. Ту же работу в плане изменения своего сознания вынужден повторить и любой другой индивид, когда он стремится понять чье-то открытие.

Тем не менее роль сознания в фантазировании не является определяющей.

С одной стороны, нетрудно видеть, что фантазирование очень часто является деструктивным, когда плоды воображения отдаляют индивида от реальности, делают его в этом смысле аутичным. Это легко показать на примерах патологии, в частности галлюцинаций, когда в изобилии продуцируются ложные либо абсурдные смыслы и значения. В данном случае видна роль бессознательных процессов, точнее, ставших бесконтрольными болезненных тенденций. Вероятно, тут можно хотя бы отчасти согласиться с глубинными психологами, рассматривающими бессознательные фантазии в качестве связующего звена между инстинктом и мыслью.

С другой стороны, совершенно очевидна другая, противоположная тенденция, когда фантазия как бы обслуживает креативные процессы. В сознании проактивной личности в замыслах, да и много позже нет ничего конкретного, что могло бы определять направление творческого поиска, например нет готовой заранее модели желаемого результата, так что индивид движется вперед как бы на ощупь, вслепую. Тем не менее, и много тому примеров, он определенно испытывает стремление, а не просто пассивно дрейфует. По этой причине он и работает со страстной увлеченностью, порой как одержимый и в ущерб здравому смыслу, так как часто при этом забывает о своих насущных потребностях. Более того, он каким-то образом чувствует, что идет в верном направлении, он почему-то бывает заранее уверен, что именно на этом пути его ждет верное решение.

Когда же индивид добивается своего, он после короткой радости успеха относится к полученному результату так, словно в нем и состояло назначение его деятельности. Ему даже кажется, что истина столь проста, очевидна и близка ему, словно он всегда носил ее в себе. Сам творческий процесс нередко становится для него объектом самоидентификации, источником чувства аутентичности. Как и почему все это происходит, едва ли индивид может разъяснить и сам. Ведущая роль бессознательного, таким образом, видна и в творческом процессе, но это уже иное бессознательное и совершенно другая ситуация.

Пожалуй, единственно верное ее объяснение предлагает П.В.Симонов. Его гипотеза сводится к тому, что творческий процесс контролируется структурами надсознания. Это можно понимать так, что именно в надсознании первоначально формируются некие прообразы будущих творческих планов и решений. Именно в этом смысле индивид является одаренной личностью. Он будто бы заранее готов к той или иной деятельности, даже не зная сам, что она ему когда-то предстоит. Потому он в какой-то момент жизни и впадает в состояние творческого поиска, а то и вдохновения, что каким-то образом воспламеняется этими имплицитными планами и решениями. Он потому с необычайным упорством и стремится их осуществить, что свыше, как бы самими небесами мотивирован к творческой деятельности.

Тем самым появляется возможность хотя бы предположить, что существуют два основных типа творческих людей. Высшими представителями первого являются «медленные» гении: главным в творчестве они считают упорный и сознательный труд, а одаренности отводят весьма скромное место. Это, к примеру, К.Линней, Г.Мендель, Ф.М.Достоевский. В их творчестве велика роль сознания. Высшими представителями второго типа являются «быстрые» гении, проявляющие исключительную одаренность смолоду. Д.И.Менделеев открыл периодическую систему химических элементов в 35 лет. М.А.Шолохов смог создать в 23 с небольшим года грандиозную эпопею «Тихий Дон» не только благодаря труду, но в первую очередь в силу своего редкого литературного таланта. Э.Галуа заложил основы современной алгебры в юношеском возрасте, прожив всего 21 год, Моцарт в 8 лет написал свою первую симфонию, А.С.Пушкин совсем молодым человеком явил миру удивительно глубокие прозрения и др. В творчестве таких людей роль сознания относительно невелика. В целом, согласно П.В.Симонову, гениальные творцы цивилизации — это люди с необычайно развитыми в том или ином отношении структурами сверхсознания.

Воображение проявляется в разных формах. Наиболее ранняя из них — это воображение в виде действий с предметами, ранние детские игры. Л.С.Выготский считает: «Игра есть не что иное, как фантазия в действии, фантазия же — не что иное, как заторможенная и подавленная, необнаруженная игра». После 2–3 лет жизни ребенка фантазия становится наглядно-образной. В ней проявляется способность комбинировать наглядные образы объектов. Ребенок, прежде чем построить какую-то игровую ситуацию, мысленно располагает имеющиеся в его распоряжении предметы так или иначе, а уж потом приступает к действиям. Начиная с 7–8 лет фантазирование становится образным, в это время у школьников появляется способность создавать новые сочетания мысленных образов для понимания чего-то неизвестного.

У.Джемс приводит такой пример: «Представь себе, — говорит учитель ученику, — что в тебя выстрелили из пушки с Солнца, что бы ты сделал?» Ученик отвечает, что он, конечно, тут же отскочил бы в сторону. Чтобы ученик смог представить себе, каково расстояние от Солнца до Земли, учитель объясняет, что в немедленной реакции нет ни малейшей нужды. Ученик «мог бы преспокойно лечь спать, встать на другой день, спокойно прожить до совершеннолетия, выучиться ремеслу, потом работать лет 25–30, и только тогда ядро, выпущенное из пушки, станет приближаться к Земле. Вот тут-то и надо будет выбрать тот момент, когда придется отскочить от летящего ядра».

У.Джемс этим примером как бы разъясняет, в чем состоит секрет успешного преподавания. Особенно важно, сообщая новые сведения, подчеркивает Л.С.Выготский, опираться на имеющиеся у ученика знания. Тогда и сложные вещи педагогу удается «показать на пальцах», а учащиеся вполне его понимают. Наконец, после 15–16 лет элементами фантазирования становятся понятия все большей степени сложности и отвлеченности. В этом возрасте появляется увлечение чтением, науками, отвлеченными размышлениями. Аналогичная динамика развития, как известно, свойственна и мышлению.

Процессы воображения с формальной точки зрения могут быть представлены как протекающие следующим образом:

  1. диссоциация какой-либо ментальной структуры, т. е. разрыхление связей между составляющими ее элементами;
  2. изменение самих элементов этой ментальной структуры: гиперболизация (преувеличение, выдвижение на первый план) и литота (сглаживание, удаление на второй план);
  3. типизация элементов ментальной структуры, т. е. выявление среди них регулярных, повторяющихся и отсеивание случайных, второстепенных;
  4. создание новых когнитивных схем для последующего объединения элементов прежней ментальной структуры;
  5. агглютинация (слипание, объединение, синтез) элементов прежней структуры в некое новое образование, каковым могут быть образ, понятие, гипотеза, сюжет, диагноз и др.

В последующем плоды воображения принимаются на веру в силу их желательности либо проходят жесткую проверку опытным или теоретическим путем. В первом случае особенно часто речь идет о болезненном принятии. Кроме того, в обмен на иллюзии слишком многие люди готовы поступиться очень многим, только бы не принимать реальность. Именно в желании людей быть обманутыми и кроется секрет неизменного успеха манипуляторов. Продукты художественного воображения проходят испытание посредством эстетического чувства, и тут нередко действует принцип: истинно то, что гармонично, красиво, а красота и есть облик самой истины. «Красота спасет мир», а не знание и научные открытия, которые сами по себе могут в равной степени служить как добру, так и злу. В науке предпочитается проверка опытом, особенно подтверждением регулярными прогнозами, а также разнообразными экспериментами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *